Далар. Борьба с искушением

Объявление

Добро пожаловать в Далар!
Добро пожаловать в Далар, мир меча и магии, мир возможностей, испытаний и свершений! Предлагаем окунуться в интриги придворных, расследования инквизиции и будни вольных корсаров.

РЕЙТИНГ: 18
ЖАНР: средневековое фэнтези,
магия, драма, эротика, экшен
ОРГАНИЗАЦИЯ ИГРЫ: эпизодическая
Погода
В Даларе солнечно. Днем даже жарко, но дует свежий соленый бриз, а ночью нужен плащ.
Днём: +15°C +22°C
Ночью: +14°C
Вода: +14°C
Дата в игре
венец цветов 1362 года со дня знамения
Новости
Украшенная к свадьбе столица оказалась в кольце горящих деревень! ночлега на тракте не найти, зато можно встретить зомби. Ведется следствие!
Альваро
администратор
Отвечает за порядок курирует пиратов и Южные провинции

610432719

Личное сообщение
Альваро
Анна
администратор
Проверяет анкеты, Курирует дворцовую линию и Север

384569609

Личное сообщение
Анна
Фредерик
администратор
Техническая сторона вопроса, графика, церковная линия

667855846

Личное сообщение
Фредерик
Маскарад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар. Борьба с искушением » Принятые анкеты » Маккалли, 4 года, тариец, оборотень


Маккалли, 4 года, тариец, оборотень

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ИМЯ
Маккалли (часто сокращается до Калли); сам себя обычно зовет Финнтан («белый огонь»).
ВОЗРАСТ
4 года
НАЦИЯ
Тариец
ЗАНЯТИЕ
Бывший помощник друида, оборотень

http://s8.uploads.ru/t/mUQvT.gif
Dylan O’Brien
http://s8.uploads.ru/t/g024f.jpg
Lynx lynx

ИСТОРИЯ

Родственники отсутствуют.

История нашего героя началась незамысловато: предгорья Тары, логово в лесной чаще и теплый мех матери. Чуть позже – запахи, звуки, цветы, трава под лапами. Коготки, беготня, мурлыканье, игры, пелена звезд. Два пушистых комочка, одному из которых не посчастливилось стать обедом хищника (через полтора года роли распределились бы совсем по-другому). Снова беготня, снова игры, но уже не такие увлекательные. Однажды – предупредительное ворчание мамы, попытка затаиться среди деревьев, свист стрелы, паника, грубые человечьи руки на загривке. Смех. Тычки в нос. Спасение от неминуемой гибели – друид, убедивший охотников не совершать греха.
Рысенка он забрал с собой.
Новое жилище напоминало чем-то берлогу медведя: такой же затерянный в глуши уголок отшельника, укрытый тьмой и прохладой в середине дня, разве что, воздух здесь пропитан ароматом пряных трав, а не шерсти. Углубившись в зал небольшой пещеры, трудно было представить более естественное место для заселения. И Мэдок, как подобает всякому почитающему традиции магу Тары, являл собой эталон единения с природой. Он просыпался с первыми птицами, смешивал лечебные припарки из кореньев и ягод, говорил с деревьями, словно те могли отвечать, посвящал целые дни экспериментам с Волей, а раз в месяц обходил окрестные деревни, сотворяя в них чудеса на благо крестьянства. За спиной его стояло богатое прошлое, но друид предпочитал о нем не распространяться, а предположить нечто однозначное было сложно. Очевидно было лишь то, что Мэдок стар и сед, морщины на его лице точно выскоблены резцами, сквозь речь, грамотную и связную, все же проступает горская манера изложения мыслей, и в мире, где все привязаны к своему роду, он подчеркнуто человек вне клана. На старость, вероятно, лет, отшельника одолели чудаковатые идеи: о том, что негоже вмешиваться в природу, дабы не гневить Создателя, что животные столь же разумны, как люди, и потому греховно употреблять их в пищу, что всякая жестокость содержит в основе своей зерно ереси, что…
Найденышу дали самое подходящее имя, какое только могли придумать – Маккалли, «сын леса».
- Имя, - говорил друид, - вытягивает твою Волю, как по струнке, направляет судьбу, вплетает в будущее твои прошлые корни…
Первую неделю котенок шарахался от протянутых ладоней, норовил убежать, но после разглядел в новом кормильце нечто привычное. Мэдок умел обращаться с животными, это точно. Шептал заговоры, от которых за ушами теплело.
Вместе с ними жило еще одно забавное существо, откликающееся на странноватое сочетание звуков «Адар». Таскало хворост, разводило огонь, мыло за друидом посуду, а по вечерам садилось рядом с Калли, ласково ерошило шерстку и долго-долго что-то рассказывало…
Отсутствие взрослых примеров для подражания, относящихся к родному виду, конечно, давало о себе знать. Как бы виртуозно рысенок ни ловил бабочек, одними ими сыт не будешь. Только вот птички не летят столь же доверчиво в когти, а зайцы обходят «грозного хищника» стороной. Зато ощущение превосходства над глупыми травоядными разыгрывалось вовсю во время охоты с мальчишкой. Пускай она больше напоминала прогулку по лесу, но никак не – погоню! – азарт! – адреналин в крови! – двуногому все же удавалось парой узелков хитроумной ловушки, сутками ожидания и расчетливостью добыть для пятнистого компаньона обед.
Однажды его не стало. Пренеприятнейшая встреча, какая только может произойти в зарослях малины, - с разъяренной медведицей. Парень сумел убежать, однако оставленные лютым зверем раны оказались смертельны. Продолжение мучений не купило бы ему и секунды дальнейшей жизни. Тогда друид решился на страшное: перенести сознание умирающего ученика в тело рысенка, хоть как-то сохранив его Волю.
Следующий период существования отпечатался в памяти Маккалли лишь фрагментарно. Проходил он под странным девизом: «Ты – мое лучшее творение», - приносил внутренние метания, непонимание, желание вырваться и убежать, а затем провалиться под землю, лишь бы все прекратилось. В голове дребезжал крик двух разных голосов, перед глазами мельтешила пляска из невиданных доселе, но уже почему-то знакомых образов. Рысь – дикое животное! – вставал на задние лапы, вглядывался в водную гладь и с удивлением обнаруживал, что оттуда на него смотрят Адаровы черты.
Потом все как-то улеглось.
Упорядочилось.
Как бусы нанизывают на нить, так и связные воспоминания, одно за одним, вставали в изменившуюся голову.
Развивающееся прямохождение, показавшееся вдруг совершенно естественным, а до этого бывшее из-за чего-то совершенно чуждым. Попытки членораздельно говорить. Пользоваться чуткими удлинившимися пальцами. Возвращаться в предыдущий облик, не теряя прогресс в облике новом.
И это двойственное состояние стало для Маккалли настолько родным, что уже неотделимо от него, что и иначе и быть не может.
Со временем он действительно привык. Занял место мальчишки, ухаживая за стариком, которого звал теперь непременно дедушкой: тоже таскал для него хворост, разводил огонь, мыл посуду. Мэдок, конечно, желал добиться от воспитанника намного большего, а потому научил его слушать лес, искать целебные травы, ставить ловушки на зверей и птиц, ориентироваться по звездам… словом, привил все необходимые для жизни навыки. «Животные так же разумны, как люди!» - и друид дал рысенку в руки кусочек угля, попросил начертать буквы. Постепенно зверь освоил грамоту.
Через несколько месяцев, когда повадки Калли стали больше походить на человеческие, маг начал брать его в «крестные ходы» по ближайшим деревням. Рысь наблюдал за жизнью крестьян, постигал сложности их обычаев и взаимоотношений, учился у них чему-то новому. Перед ним открылся целый мир, и оборотень сделал шаг навстречу.
Центральной частью его личности виделся неиссякаемый интерес к жизни. Как можно сидеть на месте, если вокруг столько всего увлекательного? Как не встречать с восторгом перемены, не нестись покорять горизонты? Калли пламенно хватался за каждую возможность испытать себя в том, чего он раньше не делал, и поддаться ощущениям, до этого никогда не тревожившим ум. Особое любопытство вызывало все, связанное с людьми.
В нем чувствовалась большая подверженность настроению, а, подчас, и совсем случайным факторам среды. Оборотень был непостоянен, противоречив, часто менял свои убеждения, но, по его соображению, изменчивость – вернейшее свойство всякой жизни, ведь она позволяет развиваться и не стоять на месте. Он открыт для новых мнений и зачастую соглашается с аргументами обеих противоборствующих сторон, а его собственные выводы отличаются алогичностью и спонтанностью, вроде: «Мне кажутся обоснованными и ваши, и ваши позиции, но думать я буду так-то, просто потому что мне нравится так думать».
Ему одинаково приятно проводить время в компании и находиться в одиночестве. Уход за пожилым магом выработал ответственность, самостоятельность, но вместе с тем зверю странно даже помыслить, что контроль над ним однажды может пропасть. Трудности не пугают Калли, потерпев неудачу, он готов раз за разом вставать и пробовать снова, - не потому, что ему кажется правильным преодолевать себя, а потому, что это единственно возможный вариант действий, и по-другому он не умеет. Отказаться от выполнения цели он может, когда сама цель перестанет его интересовать, или если ее достижение приносит больше вреда, чем пользы.
Жители окрестных деревень относились к нему с сочувствием: странненький, конечно, мальчик, но что с него взять, с друидом в чаще леса живет. Маккалли использовал эту поблажку, чтобы адаптироваться и научиться вести себя в обществе. Он знает, как быть вежливым. Неплохо изображает эмоции. Самое же ценное – умеет с совершенно честным видом на ходу собирать любую чепуху, не теряясь в ее внутренней логике и оправдывая ей свои действия. Не всегда эти выдумки кажутся собеседнику убедительными, но, знаете ли, крестьяне, особенно тарийские, - народ темный и суеверный, предугадать их поведение сложно; попробуешь пересказать им современные, всего двух десятков лет от роду, научные трактаты, почерпнутые учителем в самой столице, - не поверят, зато скажешь, что намедни лепрекон с маленькими рыжими рожками своровал твой второй носок, участливо кивнут и поручатся, что их тоже не миновала эта проблема…
Некоторые особенности кошачьего мировосприятия так и не удалось искоренить. Калли – рысь, которая умеет превращаться в человека, а не наоборот. Так что у него, например, несмотря на наличие инстинкта самосохранения, отсутствует страх смерти как таковой, и вспоминание собственной недолговечности представляется естественным законом бытия, не наводящим на грусть. Иногда, забывшись или разнервничавшись, он может проявлять звериные повадки даже в человеческом облике: изображать мурчание, облизывать себе руки, шипеть. Ему чужда идея бога-личности, и все подобострастные фразы о милости Создателя из его уст не более, чем пересказ слов Мэдока. Оборотень восхищается Творцом, но не может вообразить, чтобы тому были свойственны мысли, подобные мыслям живых существ; для него это – нечто высшее, всеобъемлющее, неразумное, и он не может сформулировать точно, во что же он верит.
Он освоил охоту в истинном облике, пускай это и заняло больше времени, чем у обычных рысей, растущих с родителями. Зато ему дозволено терпеть в вылазках неудачи, ведь обед всегда можно поймать в силки или выменять у крестьян на какую-нибудь услугу.
Друид учил его, что всякая жизнь ценна; нельзя вредить людям, нельзя жестоко обращаться с животными (какая радость! Маккалли ведь и сам животное), нельзя ими питаться, только если ты не хищник по природе. Рыси – хищники, следовательно, оборотню разрешается кушать других зверей. Такая крошечная оговорка в правилах приводит к логичной мысли: а, может, для него лично существуют и иные исключения? Может, ему будем позволена и охота с луком, а не только силками. Ну и что, что выстрел проливает кровь, она ведь в любом случае льется, когда жертву едят. Что значит, «это не одно и то же»? Да тут же явное противоречие! Миролюбиво настроенная рысь-оборотень может использовать лук, если ей хочется! Что значит, «нет»?!
В общем, между Мэдоком и его магически сотворенным помощником накапливалось все больше противоречий. Калли замечал, что на выходки старого чудака диковато поглядывают окружающие, а потому он старался сгладить их, оправдать в чужих глазах или и вовсе отвести внимание учителя в сторону от их исполнения. Утопические идеи не всегда работали на практике; иногда лучшим решением было не воплощать их. Рысь продолжал любить дедушку, но в то же время сомневался в его психическом здоровье.
Одной из «блестящих» идей друида было показать оборотня Зенице, чтобы уверить Орден в разумности подопечного, а затем утвердить равенство людей и животных на законодательном уровне. Маккалли сопротивлялся, но противопоставить так ничего и не смог. Стало наконец-то понятно, зачем его так долго и упорно учили даларскому.
Собрав свои скромные пожитки, друид отправился в столичный город.
Когда до цели оставалась буквально пара десятков километров, странники подверглись атаке живых мертвецов. Магия не помогла Мэдоку отбиться. Его разорвала нечисть, в то время как Калли, потеряв все снаряжение, с позором сбежал от превосходящих сил врага.

УМЕНИЯ И ОСОБЕННОСТИ

Магия.
Не обнаружена.
Боевые навыки.
Отличная реакция и ловкость, позволяющая с легкостью уклоняться от атак ближнего боя, особенно в рукопашной схватке. Инстинктивно понимает, как нужно махать кулаками, и может реализовать это на практике. Тем не менее, тактических познаний в этой области не имеет, поэтому вряд ли выстоит против подготовленного бойца. Иногда доходит до смешного: в пылу драки может, случайно забывшись, попытаться исцарапать и покусать оппонента.
Втайне от друида научился виртуозно махать палкой в стиле потасовки злых крестьян (угадайте, на кого он насмотрелся). В любой непонятной ситуации пытается сделать именно это.
Фехтовать не умеет, стрелять из лука тоже, но очень хочет научиться.
Другие полезные навыки.
Умеет читать, писать и говорить на тарийском и даларском.
Превосходно ориентируется на местности.
Обучен навыкам выживания в дикой природе: умеет костер развести, хворост насобирать, еду приготовить, лагерь разбить. Если бросить его одного в лесу, очень скоро он обустроит себе жилище и неплохо там заживет.
Умеет искать и определять целебные травы Тары. Имеет теоретические познания в знахарстве, может попытаться вспомнить, из чего состояли лекарства, которые готовил друид, и как их применять. Крайне поверхностно представляет, как оказывать первую помощь.
Знаком с искусством следопыта.
Отлично охотится на тарийскую живность в зверином облике. В человеческом умеет изготавливать и размещать силки. Недурно рыбачит.
В истинном облике может без проблем затаиться, в лесу становится практически невидим благодаря маскирующему окрасу.
Что бросается в глаза и о чем вам больше нигде не скажут.
Левша.
Обожает писать справа налево отзеркаленные буквы, безо всяких затруднений это читает. В нормальном варианте, впрочем, тоже может писать.
В человеческом облике передвигается иноходью (1, 2, 3). Окружающие с первого взгляда отмечают, что с парнем что-то не так, но мало кто может сказать, что именно. В кошачьем облике, в зависимости от ситуации, может передвигаться иноходью, рысью или галопом.
Передвигается бесшумно в обоих обликах. Его движения плавные, точные.
На даларском говорит с сильным тарийским акцентом, что может затруднять понимание его речи. Может допускать ошибки в грамматике, задумываться перед формулировкой сложных предложений, путать похожие слова, случайным образом забывать или не узнавать слова. Может не понимать смысл некоторых слов, особенные трудности вызывают жаргонизмы и устойчивые выражения. Когда нервничает, все вышеперечисленные проблемы усугубляются, вплоть до полной потери связно говорить.
Длина тела обыкновенной рыси – 130 см, высота в холке – 70 см, масса – 25 кг.
Все связанное с оборотничеством.
У Калли два облика: настоящий, рысий, и приобретенный – человеческий. В рысьем он по всем физическим характеристикам обычная рысь, но с сохраненным сознанием, в человеческом – обычный человек.
Перекидывание между обликами занимает пять минут, на время которых оборотень как бы впадает в транс и почти не реагирует на внешние раздражители, если только не пытаться бить его прямо по носу - тогда он вынырнет из пограничного состояния. В остальном, он беззащитен, словно младенец. Смена облика причиняет страдания, организм в каком-то смысле каждый раз пожирает сам себя. Непосредственно после превращения оборотень чувствует себя, как после физической нагрузки: учащенное сердцебиение, дыхание и т. п. Слишком частая смена облика негативно сказывается на психике.
Начав превращение, его нельзя отменить или пустить в обратную сторону – только ждать полной смены облика.
Маккалли может спокойно питаться всем, что может есть хотя бы один из его обликов. Так, например, даже в человеческой ипостаси он будет безо всякого вреда для себя переваривать сырое подгнившее мясо, а в рысьей – вареные овощи и шоколад.
Даже в человеческом облике Калли сохраняет более чуткие, по сравнению с обычными людьми, слух, зрение и обоняние. Тем не менее, они не дотягивают до уровня рыси.
Это, по сути, «перевернутый» оборотень-ругару.
Сексуальные предпочтения.
Бисексуален. Инстинкты толкают найти пару противоположного пола, человеческая Воля, перемешанная с его сознанием, говорит, что и свой пол неплох. Никогда даже за ручку не держался, но проявляет огромное любопытство к поцелуям и интимной близости. В качестве объекта любовного интереса предпочитает все-таки людей, не рысей…

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

СВЯЗЬ
Скайп: axynamiryn.

ПЛАНЫ
Продолжить социализировать рысь, отыграть его попытки тем или иным боком вписаться в общество, завести друзей, влюбиться, отправиться на поиски приключений, а затем, возможно, поиграть в догоняшки с инквизицией. Короче говоря, как следует повеселиться!

ПРИМЕР ПОСТА

ПОСТ

Отредактировано Маккалли (31.03.2018 21:13:22)

+4

2

http://s7.uploads.ru/4ELRU.jpg

0


Вы здесь » Далар. Борьба с искушением » Принятые анкеты » Маккалли, 4 года, тариец, оборотень


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC